все о профессиональном звуке

Как провести концерт мировой звезды

Ильдар Бакеев — один из самых авторитетных импресарио России. Впрочем, это слово теперь употребляют редко, чаще говорят — промоутер. На счету Ильдара Бакеева и его агентства Euro-Entertainment туры по России Мадонны (Madonna), Стинга (Sting), Джеффа Бека (Jeff Beck), Гару (Garou), Бруно Пельтье (Bruno Pelletier), Йошики (Yoskiki), звезд мюзикла «Notre-Dame de Paris» и концертная версия этого мюзикла, множество других концертов. Как промоутер Ильдар Бакеев работает только с зарубежными артистами, единственно исключение — Михаил Жванецкий.

В профессиональных кругах Ильдар известен ещё и как создатель оригинальной концепции организации безубыточных концертов с помощью социальных сетей. Эту систему он применяет уже много лет, и она ни разу не дала сбоя. Эта его разработка может быть интересна и нашим молодым артистам и группам.

Ильдар Бакеев

Фото статьи

Анатолий Вейценфельд: В чём особенности организации концертов в России в наше время?

Ильдар Бакеев: Индустрия, я имею в виду инфраструктуру, аппаратуру и оборудование, вышла на уровень близкий к общемировому. Есть музыканты, которые приезжают сюда с full production show, то есть они все привозят с собой, как правило, это самые крупные артисты, вроде Мадонны. Тогда на 60 грузовиках привозится всё до последнего шурупа, четыре дня сцена собирается и два дня разбирается. Если бы всё это собиралось из местных ресурсов, то растянулось бы на неприемлемые сроки. Но наиболее распространен вариант, когда артисты приезжают сюда работать по присланному райдеру, где указан перечень инструментов, которые мы обязаны предоставить. На рынке существуют прокатные компании, которые имеют в том или ином ассортименте западное оборудование, они берут его друг у друга на определенных условиях и предоставляют его нам. Если в райдере появляется новая установка, новый микрофон или прибор, то прокатчик озабочивается тем, чтобы этот прибор появился у него. Западные артисты или звукорежиссёры, настраивающие аппарат, хотели бы, конечно, тратить как можно меньше времени, чтобы добиться нужного результата.

Джефф Бекк

Фото статьи

Но райдер обычно — некий компромисс, который возможен на одной площадке, в одном городе, но невозможен в Москве. Хотя в целом, для того чтобы смонтировать и провести концерт в Москве, сейчас гораздо больше возможностей, нежели 10–15 лет назад. Например, когда мы делали концерт Джеффа Бека в «Крокус Сити Холле» в 2010 году, никто не верил, что на инструментальный концерт мы соберём зал. Но мы собрали две тысячи человек, и был прекрасный концерт, и та технология подготовки, «виртуальный саундчек», которую он использовал, дала отличный звук.

Но надо отметить, что аппаратуру Джефф привез с собой, накануне он выступал в Финляндии, и его трейлеры приехали оттуда…

Но акустика зала была местная крокусовская, и они её отлично настроили. Я сидел в VIP-партере, и слышал прекрасно всё, хотя обычно звук там проносится над головой. Не помню, правда, были ли на сцене фронт-филлы для озвучки передних рядов, но в зале всё звучало отлично.

Вот это один из примеров, когда качество звуковоспроизведения, звукорежиссура, проведение концерта, а все игралось вживую, было на высоте. И я горжусь этим концертом. Я считаю, что как промоутер я внёс свой маленький вклад в культуру России тем, что привез сюда этого музыканта. Денег я на нём особо не заработал, но концерт, о котором можно было только мечтать, был проведен. По лицам людей, музыкантов, а там собралась вся рок-элита Москвы, было видно, что концерт имел потрясающий успех.

Стинг

Фото статьи

А где в России можно организовать такие концерты? Только в Москве, Питере, или у нас есть достаточное количество городов, в которых можно провести мероприятие на таком уровне?

Слово «можно» означает, что можно всё. Вопрос — как? Если у меня будет возможность провести такой концерт, скажем в Казани, я его проведу. Что значит возможность? Значит — достаточно средств. Но если строить свою политику только на кассе, то это работает против качества концерта. Поэтому, чтобы провести такой концерт в Казани, надо всё как следует посчитать. Ведь придется раскладывать расходы по всему маршруту. Известно, что в Казахстане Стинг отменил концерт из-за невыполнения райдера, и это соответствует контракту — отмена концерта из-за невыполнения райдера.

Я филофонист и аудиофил по жизни, и на концертах стараюсь добиваться наилучшего звучания, плотно контактирую со звукорежиссёрами, узнаю, что им нужно, хожу слушаю звук на разных местах, в партере, на трибунах и сравниваю. Один прокатчик даже назвал меня «чокнутым промоутером, который бегает по трибунам и слушает звук» (Смеется.), потому что не многие заморачиваются такими нюансами. В Олимпийском на концерте Стинга я действительно «вынес мозг» всем, и не стыжусь, потому что надо было добиться максимального качества. Поклонники говорили: в «Олимпийском» плохой звук, зачем там нужен симфонический оркестр и так далее… Я возражал: ребята, вы просто не слышали никогда правильного звука в «Олимпийском». А я слышал там PINK FLOYD. Для меня было открытием, что этот зал может звучать, если с ним правильно поработать. Я тогда впервые увидел, как проверяли зал белым и розовым шумом, находили локальные минимумы, как использовали дилэи. Правда, Мадонна предпочла сделать по-другому – тогда огромное число киловатт выдвинули вперед, и «Олимпийский» оказался просто продавлен прямым звуком, это было ужасно громко.

Вот и концерт Стинга в «Олимпийском» получился очень хорошим, потому что я настаивал на том, чтобы поставить фронтфилы, а звукорежиссёр возражал: не надо, потому что если я во время концерта прибавлю, будет слишком громко, и зрители первых рядов будут недовольны. Но я обещал зрителям, что в зоне стоимости билетов по 25 тыс. рублей звук будет очень хорошим, а не будет пролетать над головой. Я поговорил с директором тура, и он дал указание звукорежиссеру, и тот нехотя согласился. Причём фронтфилов у него не оказалось, и я докупал эти системы. В общем, пришлось потрудиться… но вот насколько это все нужно? или не нужно? Ведь обычно так мало кто делает.

Хью Лори

Фото статьи

Стинг — это особый случай, как мне кажется. Всегда ли приходится так бороться с трудностями?

У меня был ещё один проект, концерт Хью Лори (Hugh Laurie). Я делал ему сначала концерт в Киеве, и тогда же обратил внимание, что звук был глуховатый. Я отнес это на акустику концертного зала «Украина». Но когда они приехали в Москву, в мой тогдашний зал в Сокольниках, и настроились, я понял, что звук такой же, и  это, видимо, «фишка» звукорежиссёра. Я обратился к ребятам из «Ариса», которые ставили мне аппарат. Они внесли изменения в эквалайзеры в процессорах акустических систем, то есть поправить с пульта это уже было нельзя. Может, с нашей стороны такой шаг был неким волюнтаризмом, но мне это казалось правильным, и потом звукорежиссёр с нами согласился.

Возможно, в его подходе тоже есть что-то оправданное, потому что у Лори были аутентичные инструменты, например, барабаны 1940-х годов! Очень старые гитары, банджо, которому 80 лет, и ламповые ленточные ревербераторы. Хью Лори настоял, чтобы весь бэклайн, включая рояль Yamaha, был привезён самолетом из Америки! И мы это оплатили, а также перевозку рояля в контейнере по всему маршруту гастролей! Более того, они попросили какие-то древние мониторы, не помню бренда, которых даже в России уже не использовали, и их просто не было. Все это потому, что они собирались воссоздать старинный звук нью-орлеанских кабачков. Они привезли с собой одежду сцены, какие-то плафончики и много чего еще…

Это уникальные, эксклюзивные концерты, и мне нравится их делать, но это требует от промоутера особого подхода и больших расходов. А ведь потом такой концерт надо продать, ведь мы работаем на кассу! Поэтому не стоит удивляться, что билеты получаются довольно дорогие, но учитывая огромную популярность Хью Лори, мы провели его тур с прибылью.

Патрисиа Каас

Фото статьи

А что приходится делать, когда в райдере встречается редкое оборудование, которое трудно или невозможно достать?

Есть два пути. Договориться на адекватную замену. Но бывают позиции, которые не подлежат замене. Например, для Патрисии Каас (Patricia Kaas) требовались микрофоны, включеные через ламповые предусилители Avalon, и мы поставили эти предусилители. И это себя оправдало, в «Крокусе» голос хорошо и тепло звучал. А в райдере был не один прибор для Патрисии, а много на другие каналы. Avalon — это ведь не концертный, а дорогой студийный прибор. И у прокатчиков не было его в необходимом количестве, и им пришлось докупать нужное число предусилителей. Так что в некоторых случаях оборудование докупается под райдер, если его нет в наличии. В общем, если артист захочет, он заставит промоутера это сделать, ведь в контракте написано, что ты обязан предоставить все, что требуется.

Всегда ли менеджмент артиста в срок предоставляет райдер?

Да мы иногда работаем, даже в глаза еще не видя райдера! Вся проблема в том, что российский промоутер делает расчеты, не имея почти никакой информации. Райдер могут прислать в последний момент. Бывает, что райдер завершают разрабатывать за неделю до начала тура. На претензии западные партнеры говорят: «Профессиональный промоутер знает!» Когда мы не вписывались в расходы и предъявляли их менеджменту западных артистов, агенты нам говорили: «Закладывайте больше денег на непредвиденные расходы!» Поэтому мастерство промоутера состоит в составлении сметы на основании опыта, не имея почти никакой информации! (Смеется) Но имея правильные представления об артисте или группе и их возможных требованиях.

Но зато, устроив концерт Мадонне, я получил информацию, которую больше нигде получить не мог, а я два раза работал с ней. У нее было пять райдеров, больше тысячи страниц! Притом, что они всё оборудование привозят с собой. Это проще. И там расписан каждый болтик, каждый трассер, но этот документ не был готов, когда мы начинали продажу билетов, а продажи начинаются за полгода.

Мадонна

Фото статьи

Более того, в «Олимпийском» потребовали от меня план подвеса оборудования, а его не было! А это значит, что наверняка мы не знаем, как далеко от трибун будет стоять сцена в райдере Артиста, а, следовательно, не знаем, сколько людей у нас может быть в партере, и не знаем, сколько денег мы соберём! В концерте на открытом стадионе у Мадонны используется специальная сцена, та самая, которая собирается четыре дня. Она выдерживает до 100–120 тонн. А в «Олимпийском» нельзя эту сцену таким же образом построить, следовательно, надо подвешивать к потолку. В «Олимпийском» заявили: «Пока не будет утверждённого плана подвеса и веса оборудования, мы разрешаем продажу 25 тысяч билетов, а не 30 тысяч. И сцена будет монтироваться ближе к центру». А чтобы двигать её вглубь зала, надо делать специальный риггинг и проверять, выдержит ли потолок подобную конфигурации подвеса. Но в «Олимпийском» можно использовать только центральные части потолка, где усиленные конструкции, а если делать концерт на 30 тысяч зрителей, то надо сцену ставить  глубоко, а там подвешивать негде. Поэтому необходимо тянуть специальные растяжки и вешать специальные фермы, и уже к этим конструкциям подвешивать оборудование артиста. Мы заплатили пару десятков тысяч долларов за обследование потолка. То есть в продажу билетов мы выходили без этого! К тому же, как я сказал, нам сократили зал на 5 тысяч зрителей, а это сразу дыра в миллион долларов в плановой смете! Проблема была и в другом: вначале, когда мы делали билетную программу и определяли количество и зрительские места в партере, дизайна сцены еще не было, он готовился. Какой будет «язык сцены», какое будет ограждение — мы этого не знали. Вот такова она, работа российского промоутера…

Но это некорректное поведение и работа со стороны менеджмента артиста — так затягивать райдер и ставить вас в неопределённые условия…

Но они тоже находятся в очень жёстких временных рамках, репетируют, разрабатывают дизайн, продакшн, райдеры концерта, ищут решения, делают бизнес планы  Ведь это огромное уникальное представление, в прямом смысле. Я был на премьере концерта Мадонны в Израиле, так там было два прогона с утра и весь день, и концерт задержали на четыре часа! Это огромная фабрика: 250 человек персонала, 120 тонн декораций на потолке (из-за чего у нас и были споры с «Олимпийским») и 180 тонн внизу. Это 60 грузовиков. Вот такого масштаба шоу!

Конечно, все эти проблемы решаемы, но путь всегда один – деньги. Например, нужно подвесить оборудование к потолку, а у Мадонны его минимум 80 тонн: проекторы, экраны, звук, и, если мы не можем обеспечить подвес к потолку зала, значит, надо ставить так называемый «гранд-суппорт». Это огромные стойки, на которые опираются верхние фермы сцены, их нужно дополнительно везти из-за рубежа, и это стоит больших дополнительных денег.

И каков выход из ситуации с урезанием количества зрителей?

Пришлось уменьшать количество билетов и менять цены на билеты в танцпол и в фан-зону. Меня начали обвинять — «спекулянт, жулик»… Но поскольку я общался с фэнами в социальной сети, я им сказал: «Ребята, у вас будет преимущество. Какое — тайна, пока не скажу, пусть будет интрига, но те, кто купят билеты, не пожалеют, у вас будут особые места». И вот когда эти дорогие билеты уже были раскуплены, я открыл секрет — их покупатели получают право на ранний вход. Все обладатели этих билетов придут заранее и попадут на… саунд-чек Мадонны, о чем с ней была специальная договоренность! Для фанатов это круче некуда!

Разумеется, мне пришлось лично за всем этим следить, потому что обычно фэнов так рано не пускают. В итоге я практически за руку провел обладателей этих билетов в зал и поставил перед сценой. Это было в пол-шестого, саундчек был до шести, и они вблизи увидели то, чего зрители не видят никогда — саундчек Мадонны!

Вот такие вопросы приходится решать, начиная с отсутствия райдера в условленное время и кончая отсутствием финальной сметы, что тоже связано с райдером. Поэтому я часто говорю, что организация и проведение концертов у нас в России сродни военным действиям.

Брайан Мэй

Фото статьи

Каковы основные различия между российским и западным шоу-бизнесом?

Работу с нашим шоу-бизнесом можно охарактеризовать, перефразируя поговорку, как «неопределенность на неопределенности сидит и неопределенностью погоняет». На Западе степень подготовленности значительно выше. Площадки все подготовлены, инфраструктура развита. Можно спокойно заказать гостиницу по телефону и так далее… Тем не менее, Россия перестала быть emerging market, большие концерты можно делать и у нас, и мы их делаем, просто гораздо больше денег, сил и нервов приходится тратить.

И все же есть большая разница — западный менеджмент всегда рассчитывает на аншлаги, они идут от стопроцентной заполняемости. И когда агенту или менеджеру артиста предлагают устроить тур в России, они всегда смотрят и выбирают промоутера по качеству подготовленного предложения (офера) по проекту: как составлена смета, как посчитаны расходы, то есть промоутер должен обеспечить максимальное качество при умеренных расходах. Ведь большие артисты работают на гарантии и часто еще хотят  % прибыли с концерта , а промоутеру дают минимум денег. И если зарабатываешь 10%, то это большое счастье.

Расскажите о своей технологии организации концертов через социальную сеть.

Эту технологию я применяю уже почти шесть лет, сначала привозил франкоязычных артистов, потом и других. Это технология прямого контакта между промоутером и зрителем. Группа в сети «ВКонтакте» называется «Мы сами привозим любимых артистов на гастроли». Я обращаюсь к группе поклонников с вопросом: «Ребята, вы хотите этого артиста?» Они говорят: «Да, мы хотим!» «ОК, заводите тему в этой группе, голосуйте в ней за его концерт». Как только я понимаю, что есть тысяча человек, готовых купить билет, я начинаю работу по организации концерта. Люди подписываются на концерт в группе, то есть берут на себя обязательство купить билет. Если ты хочешь пойти на концерт этого артиста — пришли мне через нашу группу « Euro-entertainment» «ВКонтакте» свой мейл и телефон, и напиши, что ты готов купить билет за столько-то рублей. Я ведь могу позвонить даже рядовому зрителю, заказавшему билет, и спросить, почему он его не выкупил. Более того, я обсуждал с фанатами, в каком зале лучше провести концерт конкретного певца.

Все это позволяет сильно сэкономить на рекламе. Концерт может пройти вообще без рекламы, фактически как закрытое клубное мероприятие, и при этом это будет Театр Эстрады или Крокус, и в зале будут две тысячи человек. Конечно, так не организуешь концерт суперзвезд типа Мадонны, но, как я уже рассказывал, я и там использовал прямые контакты с фэнским сообществом. Была создана в сети группа «Концерт Мадонны», и вся информация доводилась до зрителей там, была обратная связь с ними, иной раз и поливали меня, типа билеты дорогие... ничего страшного, рабочие моменты.

Был и обратный пример, «недемократический». Один очень богатый человек захотел отдельную ложу поближе к сцене, чтобы видеть Мадонну с 10–15 метров. Он спросил, сколько это будет стоить, мы ему сказали, он согласился, и мы ему построили специальную «царскую ложу» на 16 мест, в лучшем секторе зала. С шампанским, столиками, вся в бархате, я туда купил специально дорогие кресла. Потому что для VIP-публики надо делать специальные условия — свой подъезд, своя парковка. Но и платят они совсем другие деньги, чем обычная публика. И если бы не эта публика, с обычных билетов было бы трудно окупить концерт звезды такого уровня.

Как родилась идея работы в соцсетях?

Когда мы все это начинали, многие считали меня, мягко говоря, чудаком. Но поиск этой системы и переход к ней были выстраданы. Идеологи интернет-коммерции считают социальные сети «разговором на кухне с приятелем», они долго не верили, что моя система может работать. Но работа с сетевыми агентствами, которые являлись в фэн-группы продвигать концерты, что вызывало там отторжение, принесла мне только убытки.

Ведь в традиционной технологии промоутер не знает, продаст он концерт артиста публике или нет. Артист приглашается, оплачивается, ведется вся техническая подготовка, а как пойдут продажи — неизвестно. И мне хотелось договориться со зрителями заранее, быть уверенным в том, что им это надо. Конечно, может быть концерт пройдет втихую, без привлечения внимания широкой публики, но зато я не трачусь на эту безумную наружную рекламу, которая к тому же еще и не на сто процентов работает, и все равно получаю достаточное количество публики на концерт. К тому же есть «культовые» артисты, то есть «широко известные в узких кругах», и рекламировать их на улицах города бессмысленно, их мало кто знает. Но если в городе есть несколько тысяч поклонников этого артиста, это уже аншлаг в большом зале. Да, я собрал аншлаг в «Олимпийском» на «Нотр Дам де Пари», но на отдельных солистов этого мюзикла собрать полные залы сначала не удавалось, хотя на Западе у них аншлаги. Но целевая аудитория их знает, и к ней надо искать другие пути, чем уличная реклама «для всех». И на артистов «Нотр Дам де Пари» приходили женщины в трех поколениях, и были сотни букетов, притом широкая публика этих артистов не знает, но знают фанаты мюзикла. Но с поклонницами Брюно Пельтье я общался в сети девять месяцев, прежде чем состоялся концерт, мои сотрудники считали, что «шеф сошел с ума» (смеется).

Так и Йошики — девять из десяти его не знают, а в «Крокусе» был аншлаг…

Когда он заиграл, я был разочарован — пианист-то он посредственный… Но потом я понял, что это обратная сторона медали — для этой аудитории в две тысячи девушек я привез артиста, который ей нравится, которого они хотели и заказали, и продвигали вместе со мной, они купили самые дорогие билеты по 15 тысяч рублей, купили цветы — и у них был праздник. Хотя это барабанщик японской металлической группы, которые играет на фортепиано по-любительски. Но, правда, он еще и композитор, написал музыку к церемонии коронации японского императора, кинофестивалю в Берлине. И при всем при том у него есть тут неведомыми путями поклонницы, и они захотели, заказали и получили праздник.

Какие советы вы можете дать нашим артистам и группам по организации своих концертов?

Если хочешь зарабатывать в России — концерт должен быть только аншлаговым. Потому что издержки довольно велики, а цена на билеты имеет свой предел. Правда, бывают артисты-перфекционисты, например, Земфира, которой для тура приглашались западные инженеры и привозился весь продакшн. Не хочу ругать наших прокатчиков, ведь мы вошли в эту индустрию позже, но западный продакшн работает лучше нашего, и знаний больше, и организация лучше.

Поэтому те артисты и коллективы, которые хотят использовать сетевую технологию, должны хорошо знать свою аудиторию, и главное суметь понравиться аудитории через сеть. Придумать какую-то свою особую яркую фишку, запоминающийся ход, визуальный образ, событие. Тут работает вирусный принцип, продукт раскручивает сам себя, и надо найти, чем зацепить слушателя. В общем, нужен интересный продукт, привлекающий внимание, и люди станут этим делиться. Но до концерта будет еще очень далеко, потому что концерт — это репертуар, на час, на полтора. И сразу надо предупредить — разместить хитовый клип и сделать концерт — разные вещи! Популярность в интернете и посещаемость концертов — совсем не одно и то же. Есть такой клип, который собрал 90 миллионов просмотров — но попробуй сделать этому артисту у нас концерт! Не соберешь зал… А много ли начинающих групп имеют достаточный репертуар для концерта или альбома?

Что ж, был у нас случай, не буду называть, когда на «Евровидение» послали «коллектив», ни разу не выходивший на сцену и имевший в «репертуаре» одну песню. А вот, кстати, «Голос» может помочь артисту в раскрутке?

Я делал первый после «Голоса» концерт Дине Гариповой. Концерт был, прямо скажем, сырой, потому что достаточного сценического опыта у нее не было. Да и репертуар у нее разношерстный, чужие хиты, от Анны Герман до Уитни Хьюстон. И это главная проблема. Когда я спрашивал ее продюсеров про репертуар, они говорили, что «он сейчас делается». Но ведь продаю концерт я! И мне не все равно, что там будет исполняться. Талант и исполнительское мастерство — это главное, но не единственное. Исполнитель песен «широкого назначения» не войдет в элиту без своего эксклюзивного репертуара.

Так что я могу сказать о таких компонентах успеха, как удачный репертуар, качественное исполнение, и «крючок» — эффектный прием для привлечения внимания публики. Должно присутствовать все названное, и успех будет у вас в руках!

06 октября 2015

Анатолий Вейценфельд

Пока никто еще не оставлял комментарии. Вы можете быть первым.

Возможность оставлять комментарии доступна только для зарегистрированных пользователей.

Новые статьи

Результаты XVI Всероссийского Конкурса творческих работ студентов-звукорежиссеров им. Виктора Бабушкина

01 мая 2018

Участники XVI Конкурса студентов-звукорежиссеров им. В. Бабушкина

23 марта 2018

Конкурс творческих работ студентов-звукорежиссеров имени В.Б. Бабушкина-2018

27 февраля 2018

143 конгресс AES - научные результаты

28 января 2018

Церемония награждения лауреатов

16 декабря 2017

Конкурс концертных звукорежиссеров - репортаж

13 декабря 2017

Московский Конкурс молодых концертных звукорежиссеров - итоги

06 декабря 2017

Видеотрансляция Конкурса концертных звукорежиссеров

02 декабря 2017

Внимание, конкурс!

29 ноября 2017

Участники конкурса концертных звукорежиссеров

22 ноября 2017